Исповедь сябра «Моладзь БНФ»

Вторник, 17 Июль 2018, 21:36
Размещено в рубрике Новости, Общество, Персоны.
Просмотров: 85
Помимо известных десятилетиями белорусских политиков, чьи лица и деятельность на виду у общественности, в Беларуси существует большой потенциал со стороны молодого поколения. Однако весьма скудное количество представителей молодежи к своим годам имеет за плечами большой политический опыт. Корреспондент SPEKTR.BY разыскала молодого белорусского активиста, чтобы узнать о его опыте в политической деятельности и о ближайших планах стать политиком.

Никите 21 год и он закончил “МГПК” и сейчас обучается в ЕГУ на специальности “мировая политика и экономика”. Никита работает посменно на заводе “Интеграл”, а днем пытается вкладывать свои силы в помощь для решения проблем как на городском, так и на республиканском уровнях. Он политический активист, за плечами которого немалое количество опыта работы в общественных организациях, проведении акций, сборе подписей и даже баллотировании в депутаты. История Никиты началась 2 года назад, когда он вступил в “Моладзь БНФ” (политическая организация, являющаяся молодежным крылом партии Белорусского Народного Фронта).

Я пришел на День Воли и остался в организации на два года

— 25 марта 2016 года от моей подруги поступило предложение поучаствовать в шествии на площади (25 марта 2016 года проходило шествие белорусских оппозиционеров и демократической общественности в честь Дня Воли — 98 годовщины провозглашения Белорусской Народной Республики — прим.автора). Именно в тот день я и связал свою жизнь с молодежной политической организацией “Моладзь БНФ”.

“Моладзь БНФ” — это молодёжная политическая организация с собственной структурой. Официально молодёжная комиссия была утверждена Сеймом Партии БНФ в 2005 году, а организация создавалась молодыми людьми, которые являлись членами партии БНФ.

— Я пришел, увидел еще самый первый состав организации, нашел много людей с похожими взглядами. Там я понял, что “Моладзь БНФ” — самая простая организация для вступления. Я пришел на День Воли — меня взяли, и я остался в организации на 2 года.

Стараюсь не поднимать тему политики дома

Близкие молодого человека отнеслись к этому повороту в жизни сына весьма адекватно, хоть и имеют противоположные взгляды: мать не любит нынешнюю политику и власть, но выступает за сближение Беларуси с Россией, а отец — монархист.

— Я стараюсь не поднимать тему политики дома, потому что сразу возникает конфликт на долгий промежуток времени. Родители отнеслись нормально на мое вступление в “Моладзь БНФ”. Правда, чувствуется большое волнение со стороны матери. Вот даже сегодня, когда я выезжал на это интервью, спрашивала все ли разрешено, не арестуют ли меня.

Он победил меня популизмом

За два года нахождения в политической организации Никита успел сменить несколько должностей.

— Я был заместителем главы по спортивно-патриотическим вопросам, потом я по своей инициативе перешел на должность секретаря “Моладзi БНФ”. Позже я баллотировался на главу минской организации. Мой соперник победил меня своим популизмом. Помню, что больше всего удивило то, что когда в своих призывах говоришь людям “Мы с вами сделаем лучше. Совместно мы добьемся..”, они не охотно отзываются, а когда “Я сделаю. При мне все будет лучше..”, то они мягче расположены, с них будто снимается ответственность. Я стал его заместителем, мы сошлись на том, что дела нужно вести совместно и без конфликтов.

На втором митинге меня “хапанули”

Ровно через год после вступления Никиты в “Моладзь БНФ”, в Беларуси состоялась очередная годовщина Дня Воли, но уже по более жестокому сценарию. В Минске прошла запрещенная властями акция, в которой приняли участие несколько тысяч человек. Акция прошла без лидеров оппозиции, а также были задержаны более 700 человек, среди которых оказался и герой нашего интервью.

— В тот период все переключились на тунеядцев. Я там тоже присутствовал. На втором митинге меня и “хапанули”. В комнате милиции потом проверяли вещи и документы у меня и моих друзей — журналиста “комсомолки” и патриота-активиста. У них нашли “бчб-шечку” в рюкзаке, а у меня на ноге. Всегда ношу ее с собой.

— Сотрудники милиции спросили литовский ли это герб, я ответил, что белорусский. Они ответили мол все тогда ясно. Вообще у меня с собой был распечатанный вариант курсовой работы, который был имитированным плакатом с обратной стороны. Сначала его не заметили, но потом милиционер решил его развернуть и увидел мою карикатуру.

У всех разный возраст и все против декрета

Задержанных парней отвезли РУВД Заводского района.

— Мне показали протокол, где было написано, что я махал руками и матерился. Часть людей там отпустили, а нас отвезли в Окрестино. Мы там были сутки, нам ничего не выдавали — ни постельного, ничего. Потом нас завели в большой зал суда и  вводили по одному.

— У всех были практически одни милиционеры как свидетели. Поразило, что у всех людей был разный возраст и все против декрета. Было много новых лиц.

Никита был свидетелем защиты у обоих друзей, им выдали штраф, а вот ему не так повезло — парню назначили 10 суток лишения свободы.

— Мне судья задавала больше всего вопросов, а я не мог ничего придумать по поводу того, что я делал в центре и куда шел — я знал же что иду на митинг. Данные тех свидетелей, которые являлись сотрудниками милиции, разнились. Один говорил, что задержали меня одного, второй говорил, что задерживали все таки нас втроем и так далее. После последнего перерыва, я думал, что мне тоже дадут штраф, но в итоге 10 суток. Сначала у меня было неописуемое выражение лица, но выходя из зала я подумал, что эти сутки пройдут отлично.

— Рядом со мной в камерах сидели одни патриоты. Садили нас рядом,  скорее всего чтобы мы не распространяли свою идеологию на остальных людей в изоляторе. Нам не передавали ни газет, ни ручек ни карандашей. Зато давали бумагу и конверты, то есть бумага есть, а чем писать нет.  В камере были курящие и один из них смешал сигаретный пепел с водой — сделал импровизированные чернила. Он написал письмо и отдал его мне, когда я выходил. При обыске его не нашли и я закинул письмо в почтовый ящик для его жены, чтобы она знала, что с ним все в порядке и что он хотя бы жив.

Административный арест — уважительная причина для пропусков

Время задержания перекрыло неделю преддипломной практики Никиты, и когда он пришел в колледж, то понял, что возникла большая проблема, которая может привести к отчислению.

—  Я выяснил, что по законодательству административный арест является уважительной причиной для пропусков. Администрация долго тянула время чтобы подписать мне документы для прохождения практики. Потом мне намекнули, что они хотят дотянуть время настолько, чтобы я не успел вовсе пройти практику и меня отчислили.

Парню помогла его куратор, которая когда-то работала на заводе. Благодаря этому его все таки взяли на практику и парень продолжил свою учебу.

— После практики, на защите я уже обнаглел — на мне уже был вот этот значок. При вручении диплома я видел кучу недовольных взглядов со стороны администрации.

Один из них вызвал меня на рэп-батл

После выхода Никиты из изолятора, члены “Моладзi БНФ” начали предлагать ему идти на выборы главы организации.

— Сначала было пять кандидатов, пять парней. Я был третьим кто выдвигался на выборы. И тут началось самое интересное: в группе организации в социальных сетях появилось общее заявление о том, что я ничего не делаю и не справляюсь со своими обязанностями. Заявление было направлено на региональных представителей и потенциальных избирателей. Я так долго смеялся.

После этого между кандидатами развился конфликт, который молодой человек пытался урегулировать путем выступлений на собраниях.

— Я не раз призывал обсудить эту проблему, просил рассказать прямо что им не нравится с целью решить ее и не оставлять просто так. Основная критика была по поводу моего сотрудничества с другими организациями, будто я предал Моладзь и поставил ее на последнее место, что таковым конечно не являлось. Чуть позже один из них вызвал меня на рэп-батл. Я  сказал: “У нас политическая организация. Какие батлы, ребят?”.

Оппозиция в оппозиции

К Никите подтянулись ребята, которые являлись его союзниками и помогли с предвыборной кампанией.

— У нас было все продумано до мелочей в плане самой кампании. Правда, на самом Съезде мои ребята решили показать окружающим, что система в организации застоялась и решили провести “яркий перфоманс” дабы придать атмосфере абсурдности. Да, оппозиция в оппозиции. Конечно, потом пришло понимание, что запечатлев бы это представители СМИ, мог бы развернуться конфликт международного формата.

На данных выборах программа Никиты как кандидата была направлена на решение проблем в первую очередь в коллективе, на уклон в деятельность, связанную с приобщением и информированием новых участников организации, которым зачастую уделяли мало внимания.

— Помимо всех проблем в коллективе существовал такой момент, похожий на требовательную политику, которая есть в БРСМ (Белорусский Республиканский Союз Молодежи — прим.автора). Грубо говоря, если ты умеешь рисовать — будешь только рисовать, если умеешь танцевать — будешь значит танцевать. Отношение было весьма неприятное и обязующее.

В последний момент перед началом выборов главы организации, одна из членов “Моладзi БНФ” выдвинула свою кандидатуру.

— Ганна написала: “Не обращайте внимания на всеобщий конфликт, голосуйте за меня, при мне такого не будет”.  Я тогда еще подумал, что ее позыв правильный, идея верная. Решил встретиться и поговорить о сотрудничестве, все вроде наладилось, но закончилось это тем, что после общения со своими друзьями она отказалась от всех слов договоренностей. У Ганны мягкий характер, вот в чем дело. В будущем, на собраниях я видел ее недовольное лицо, когда ее имя называли в списках кандидатов.

Возможно, ребята решили, что это беспроигрышный вариант, когда баллотируют девушку, да еще и ту, которая нигде не светилась и которая всем нравится. В итоге на самих выборах все трое из пяти начали снимать свою кандидатуру со словами, что Ганна — лучший кандидат.

— Остался я и она. В конце концов голоса разделились практически поровну, была разница в несколько голосов в пользу не меня. Кстати говоря, у меня большие вопросы к подсчету голосов на выборах. У меня не оказалось возможности выдвинуть своего наблюдателя в комиссию для подсчета голосов.

Жест доброй воли

После выборов главы “Моладзi БНФ” прошли выборы в Раду, на которых Никита выдвигал людей из своего лагеря.

— Они к сожалению не прошли. И тут в мою сторону “прилетел” жест доброй воли: после выборов, Ганна со своим молодым человеком решили предложить мне должность “+1” в Раде с правом голоса. Был ли это откуп, не знаю. Позже были попытки наладить отношения, но это не привело ни к чему.

Вскоре, по словам Никиты, из “Моладзi БНФ” начали истреблять по одному тех людей, кто вышел на выборах с “ярким перфомансом”.

— На первом собрании после выборов их начали исключать. начали методично давить на ребят и они начинали отходить от дел. Тех, кто остался, травили за то, что они были на моей стороне. Остальные постепенно уходили сами.

— Позже меня исключили из Рады, якобы из-за недоверия. Люди начали писать в социальных сетях о происходящей несправедливости. Позже пошли и анонимные письма в БГУ к ребятам о том, что студенты государственного ВУЗа участвуют в кампании о легализации марихуаны.

Активисты организации, которые изначально сами предлагали ему когда-то  выдвигаться на выборах, решили избавиться от него.

— Они поняли, что у меня есть инициатива, идеи и им стал не по душе такой назойливый фактор. Потом меня вовсе исключили, причем голосованием Рады, которое проходило в онлайне. В нынешнем году заместитель главы и сама глава “Моладзi БНФ” пытались меня завлечь обратно под причиной того, что меня использовали, но пришло новое поколение и ко мне уже не будет той неприязни.

— Параллельно проходили выборы депутатов в местные Советы. Еще в начале 2017 года я говорил в организации, что хочу участвовать. Партия БНФ это приветствовала. У “Моладзi БНФ” были были грандиозные планы — чтобы баллотировалось около 60 кандидатов. По итогу баллотировался я один.

Никита баллотировался от партии, а не сбором подписей. После оформления всех необходимых документов, он начал проводить пикеты.

— Средств государство на выборы в местные Советы не выделяет. На все я потратил около 60 белорусских рублей. Большую часть заняли транспортные расходы. Программа была направлена на планирование свободного времени и обеспечение досуга молодежи Партизанского района, где с этим на самом деле трудно. Мне хотелось продвигать возможность организации арт-пространств в свободных помещениях, которых на территории района полно.

— На пикетах у меня был только плакат, вместо листовок был я сам лично. Было большим плюсом то, что мы проводили  пикет на ст.метро Октябрьской. Мы там же рассказывали людям, что будет происходить 25 марта, что власти выдали разрешение. Там же проходил пикет о легализации марихуаны, но суть заключалась в том, что мы объясняли про то, что в нашем законе нет разграничений по весу “наркотиков”. В этот день туда приехал журналист “БТ” без удостоверения и каких-либо атрибутов, дающих понять, что он представитель СМИ. Потом вышел репортаж, где говорилось о том, что мы ходим подсадить всю страну на наркотики и захватить власть.

Положительная сторона данного пикета, о которой говорил Никита, была в том, что на его избирательный участок приехали члены Европейского представительства и послы стран ЕС, где прошла декриминализация.

— Они говорили, что знают что у нас происходит в стране, знают о принуждении студентов досрочно голосовать. Говорили, что ничем не могут помочь, но приехали поддержать.

— В итоге у меня было 3 место из 4.  Позже было обжалование, но ни на что не повлияло, нам сказали, что не выявлено никаких нарушений, а жалобы вовсе потеряны.

— После выборов была масса вопросов со стороны многих. “Как так? Кандидата выкинули из организации? Как это возможно?”.

— На выборах были мои люди, которые сидели в наблюдателях. Присутствовало много нарушений на досрочном и на самом голосовании.

Были проблемы различные, но самое странное то, что стояли специальные таблички для стопок бюллетеней, но складывали их почему-то в общую кучу на совсем другой стол.

Я чувствую, что нужен здесь

На вопросы о своем будущем и жизни в Беларуси Никита отвечал охотно, с едва скрываемой улыбкой.

— Скоро парламентские выборы и я надеюсь на свое участие в них. Сейчас мы к ним уже готовимся. Параллельно буду продолжать работать и помогать в других проектах, связанных с правами молодежи. Через 10 лет я вижу себя в одной из ветви местного самоуправления. Вижу себя в деятельности, посвященной развитию Беларуси. На самом деле, у нас есть люди, которые готовы заниматься этим на общественных началах, не претендуя на зарплату. Возможно, останусь на заводе, только если смогу плавно перейти в экономический отдел, потому что идеи для развития есть.

— Мне предлагали программу Калиновского (Польская стипендиальная программа имени Кастуся Калиновского. Участниками программы могут быть студенты и аспиранты ВУЗов Беларуси, которые были отчислены по политическим причинам, или не смогли начать или продолжить учебу по политическим причинам — прим. автора). Но у меня немного другие взгляды. Я бы не хотел терять свою страну настолько. Может там были бы лучшие условия, но Беларусь терять не хочу. Я почему-то чувствую, что нужен здесь. Вот когда был недавно на сессии в ЕГУ, чувствовал, что хочу домой. Да, там здорово. Но тут я, родные, общественная деятельность, в общем, дом. Мой дом.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий на заметку.

Оставить комментарий или два

Spam Protection by WP-SpamFree